Версальский дворец

Версальский дворецВерсальский дворец.

Версаль — это имя связано во всем мире с представлением о самом значительном и великолепном дворце, возведенном по воле одного монарха. Версальский дворец, признанный шедевр мирового наследия, является достаточно молодым дворцово-парковым ансамблем, ему всего три с половиной века. И уже почти триста лет он привлекает внимание исследователей, писателей, ученых, туристов. С XVII века вышло множество путеводителей, описаний дворца и парка, но большинство из них на французском языке. Существует гораздо меньше работ о Версале, созданных русскими исследователями. Еще меньше материалов, освещающих вопросы целостности архитектурной композиции Версаля, его роли в истории паркового искусства и историко-художественного значения.

Таким образом, Версаль до сих пор является интересной проблемой для исследователей во всем мире.

Версаль как символ абсолютной монархии во Франции.

История строительства Версаля.

Вторая половина XVII века — период развития классицизма во французской архитектуре. Это эпоха абсолютизма, когда придворное становится синонимом национального, как сама личность короля — воплощением государства. Абсолютизм в качестве государственной системы выступает носителем разумного начала в культуре и искусстве, предоставляя широчайшие возможности художественной реализации высоких идеалов рационализма в формах невиданного еще великолепия резиденции короля-Солнца. Так создается Версаль — идеальное воплощение абсолютизма в архитектуре и высокий пример устремления архитектурного гения нации к созданию совершенных форм мира природы в соответствии с законами человеческого разума.

Дворец и парк Версаля — один из выдающихся архитектурных ансамблей в истории мирового зодчества. Планировка обширного парка, территории, связанной с Версальским дворцом, является вершиной французского паркового искусства, а сам дворец — первоклассным памятником архитектуры. Над этим ансамблем работала плеяда блистательных мастеров. Они создали сложный им законченный архитектурный комплекс, включающий в себя монументальное здание дворца и целый ряд парковых сооружений малых форм , и, главное, исключительный по своей композиционной целостности парк. Версальский ансамбль представляет собой в высшей степени характерное и яркое произведение французского классицизма XVII века.

История парка и дворца тесно связана с развитием абсолютизма. Строительство Версаля было задумано и осуществлено во второй половине XVII века, когда абсолютизм достиг высшей ступени своего могущества. Последние годы царствования Людовика XIV — годы кризиса абсолютизма и начало его упадка — являются также периодом кризиса Версаля.

В строительстве выражены идеи прогрессивной для своего времени централизованной монархии, покончившей с феодальной раздробленностью государств и объединившей Францию. Социальная перестройка была связана и с ее хозяйственным развитием. Эти хозяйственные успехи Франции, передовой страны XVII века, отразились и в самой технике строительства Версаля. Так, например, Зеркальная галерея дворца была не только выражением исканий новых пространственных и световых решений, — она должна была демонстрировать достижения французской стекольной промышленности, ее первых побед над Венецией. Три верхних проспекта — это не только завершение дворцовой перспективы, но и памятник дорожного строительства. Наконец, фонтаны и бассейны Версальского парка следует признать значительным техническим достижением эпохи, равно как и прорытие знаменитого Лангедонского канала.

Идея единства, порядка, системы — вот что противопоставлял французский абсолютизм раздробленности феодальных князей. В формах искусства это обозначали: чувство меры, тектоническая ясность, представительность, преодоление интимности, свойственной французской архитектуре XVI — начала XVII веков.

Искусство Версаля является выражением законченного и последовательного мировоззрения эпохи классицизма.

Версаль как архитектурно — парковый ансамбль возник не сразу, он не был создан одним строителем подобно многим дворцам XVII-XVIII веков, ему подражавшим.

Старинные хроники сообщают, что в начале XVII века Версаль был поселком с 500 человек населения, на месте будущего дворца тогда высилась мельница, а кругом расстилались поля и бесконечные болота. В 1624 году был выстроен по поручению Людовика XIII архитектором Филибером Ле Руа маленький охотничий замок рядом с деревушкой, называемой Версаль. Около нее находился средневековый полуразрушенный замок — владение дома Гонди. Сен-Симон в своих мемуарах называет этот древний Версальский замок карточным домиком . Этот замок был перестроен в ближайшие годы по распоряжению короля архитектором Лемерсье. В это же время Людовик приобрел участок Гонди вместе с полуразрушенным дворцом архиепископа и снес его для расширения своего парка.

Небольшой замок находился в 17 километрах от Парижа. Это было П-образное в плане сооружение со рвом. Перед замком располагались четыре корпуса из камня и кирпича с металлическими решетками на балконах. Двор старого замка, получивший в последствии название Мраморного, сохранился до сегодняшнего дня. Первые сады Версальского парка были разбиты Жаком Буассо и Жаком де Менуар.

В 1662 году Версаль начал строится по плану Ленотра. Андре Ленотр (1613-1700) к этому времени уже прославился как строитель загородных имений с регулярными парками (в Во-ле-Виконт, Со, Сен-Клу и др.). Интересно, что резиденцией в Во-ле-Виконт, выполненной с чрезвычайной роскошью, владел влиятельный интендант Фуке. Король относился к нему враждебно и заключил его в тюрьму. Таким образом, творцы парка и замка Во-ле-Виконт, Ленотр и Лево, были привлечены к строительству Версаля. Архитектура имения Фуке была принята в качестве образца для Версаля. Сохранив дворец Фуке, король вывез из него все, что можно было снять и увезти, вплоть до апельсиновых деревьев и мраморных статуй парка.

Ленотр начал со строительства города, в котором должны были разместиться придворные Людовика XIV и многочисленный штат дворцовой прислуги и военной охраны. Город был рассчитан на тридцать тысяч жителей. Его планировка подчинялась трем лучевым магистралям, которые расходились от центральной части дворца в трех направлениях: в Со, Сен-Клу, Париж. Несмотря на прямую аналогию с римским трилучием, версальская композиция значительно отличалась от своего итальянского прототипа. В Риме улицы расходились от площади дель Пополо, в Версале же они стремительно сходились ко дворцу. В Риме ширина улиц была менее тридцати метров, в Версале — около ста. В Риме угол, образованный между тремя магистралями, был равен 24 градусам, а в Версале 30 градусам.

Для скорейшего заселения города Людовик XIV раздавал под застройку участки всем желающим (разумеется, дворянам) за сходную цену с единственным условием строить здания в едином стиле и не выше 18,5 метров, то есть уровня входа во дворец.

Строительство резиденции сложилось за несколько периодов. В 1661 году перестройку маленького замка Людовика XIII поручили архитектору Лево, одному из лучших зодчих эпохи. Обновлялось декоративное убранство дворца, строилась Оранжерея. В 1668-1671 годах замок был обстроен новыми помещениями таким образом, что стены корпусов, образующих Мраморный двор, выходивший на восток, сохранялись; стены же внешних фасадов замка в значительной своей части были уничтожены. В результате этого западный, парковый фасад удлинился втрое, причем Лево застроил старый корпус только в первом этаже; его верхние два этажа выходили теперь на террасу, создававшую род пропилей, которые соединяли парк с Мраморным двором. Южный и северный фасады тоже удлинились за счет двух изысканных по формам корпусов. В северной, новой пристройке разместили лестницу Послов, а в южной — лестницу Королевы. Лево умер, не закончив оформления передней части дворца, которую осуществил Франсуа д’Обрэ, поставивший по линии восточных торцов дворца решетку с двумя павильонами. Так был образован Королевский двор.

В результате второго строительного цикла Версаль сложился в целостный дворцово-парковый ансамбль, являющий собой замечательный пример синтеза искусств — архитектуры, скульптуры, и садово-паркового искусства французского классицизма XVII столетия. Однако после смерти кардинала Мазарини Версаль, созданный Лево, стал казаться недостаточно величественным, чтобы выражать идею абсолютной монархии. Поэтому для перестройки Версаля был приглашен Жюль Ардуэн Мансар, крупнейший архитектор конца столетия, с именем которого связан третий строительный период в истории создания этого комплекса. Мансар еще больше увеличил дворец, возведя два крыла длиной по пятьсот метров каждое под прямым углом к южному и северному фасадам дворца. В северном крыле он поместил церковь (1699-1710), вестибюль которой заканчивал Робер де Котт. Кроме того, Мансар надстроил над террасой Лево еще два этажа, создав вдоль западного фасада Зеркальную галерею, замыкающуюся залами Войны и Мира (1680-1886). На оси дворца в сторону подъезда во втором этаже Мансар поместил королевскую спальню с видом на город и конную статую короля, поставленную позже в точке схода трезубца дорог Версаля. В северной части дворца размещались покои короля, в южной — королевы. Мансар построил также два корпуса Министров (1671-1681), которые образовали третий, так называемый двор Министров , и соединил эти корпуса богатой золоченой решеткой.

Все это совершенно изменило облик сооружения, хотя Мансар оставил ту же высоту здания. Ушли контрасты, свобода фантазии, ничего не осталось, кроме протяженной горизонтали трехэтажного сооружения, единого в строе своих фасадов с цокольным, парадным и аттиковыми этажами. Впечатление грандиозности, которое производит эта блестящая архитектура, достигнуто большим масштабом целого, простым и спокойным ритмом всей композиции.

Мансар умел объединять различные элементы в единое художественное целое. Он обладал удивительным чувством ансамбля, стремясь к строгости в отделке. Например, в Зеркальной галерее он применил единый архитектурный мотив — равномерное чередование простенков с проемами. Такая классицистическая основа создает ощущение ясной формы. Благодаря Мансару расширение Версальского дворца прибрело закономерный характер. Пристройки получили крепкую взаимосвязь с центральными корпусами. Ансамбль, выдающийся по архитектурно-художественным качествам, был удачно завершен и оказал большое влияние на развитие мировой архитектуры.

Создателями дворца были не одни Лево и Мансар. Под их руководством работала значительная группа архитекторов. С Лево работали Лемюэ, Дорбай, Пьер Гиттар, Брюан, Пьер Коттар и Блондель. Главным помощником Мансара был его ученик и родственник Робер де Котт, который продолжал руководить строительством после смерти Мансара в 1708 году. Кроме того, в Версале работали Шарль Давилэ и Лассюранс. Интерьеры были выполнены по рисункам Берена, Вигарани, а также Лебреном и Миньяром.

Вследствие участия многих мастеров архитектура Версаля носит в настоящее время разнородный характер, тем более что строительство Версаля (от возникновения охотничьего замка Людовика XIII и до устройства батальной галереи Луи-Филиппа) продолжалось около двух веков (1624-1830.

Династия Бурбонов в Версале.

Бурбоны (Bourbon) (младшая ветвь Капетингов) старый французский род, который, благодаря своему родству с королевским домом Капетингов, занимал долгое время французский и другие престолы. Название свое ведет от замка в прежней провинции Бурбоннэ.

Династия Бурбонов подарила миру Людовика XIV Короля-Солнце , при котором и было начато строительство Версальского дворца. Примеру Короля-Солнце подражала вся Европа; нравы его двора, этикет, даже сам французский язык пользовались неслыханной популярностью; его роскошный дворец в Версале стал недостижимым образцом для бесчисленных князьков . Он держал в своих руках нити всех политических интриг страны. Версальский двор со строго отрегулированным этикетом стал центром, откуда исходили все решения, на всю страну струились лучи великолепия и роскоши. На фронтоне главного дворцового корпуса была высечена надпись: Версальский дворец открыт для публичных увеселений . Вельможи и дворяне тянулись сюда даже из отдаленных уголков Франции в погоне за милостью Людовика XIV. Дворяне, желавшие занять место в рядах армии, получить должность при дворе или на государственной службе, обеспечить себе пенсию или награды, толпились в покоях Версаля, прогуливались по его аллеям, участвовали в празднествах и охотах и всем своим поведением доказывали верноподданническую преданность государю.

Повседневная жизнь Версаля протекала в соответствии со строгими правилами, установленными Королем и дворцовым этикетом. Утреннее пробуждение, отход ко сну, ужин и прогулки Короля — все жесты и действия монарха служили поводом.

для придворных церемоний. Блистательное общество окружало Короля, когда он слушал мессу или давал аудиенцию для иностранных послов. Придворные, таким образом, вносили разнообразие и оживление в дворцовую жизнь.

Для развлечения Двора монархи устраивали великолепные празднества. При Людовике XIV в Версале было организованно три грандиозных праздника, на которых были представлены спектакли лучших артистов эпохи — Мольера и Люлли. Первое представление Наслаждения волшебного острова состоялось в мае 1664 года. Второе празднество, наиболее пышное из трех прошло 18 июля 1668 года; оно вошло в историю под названием Большого Версальского дивертисмента. Последнее проходило в июле 1674 года, тогда состоялись представления многих опер Люлли, комедия Мольера Мнимый больной.

В Версале проходили и театральные представления, и оперы, балы — маскарады давались как в апартаментах, так и в Зеркальной галерее или в парке. В эпоху Марии-Антуанетты театром многочисленных иллюминаций становится Трианон.

Версальский дворец был не просто жилищем короля, но и символом Французского королевства. Придворный этикет, строгое соблюдение иерархии, импозантность, галантность все должно было подчеркнуть пышное великолепие дворца.

Каждый из обитателей Версальского дворца оставил свой след в его архитектуре и убранстве. Людовик XV, правнук Людовика XIV, наследовавший престол в 1715 году, только к концу царствования в 1770 году решил внести изменения в архитектуру дворца. Он приказал оборудовать отдельные апартаменты, чтобы оградить свою жизнь от придворного этикета. В свою очередь Людовик XV унаследовал от прадеда любовь к искусствам, о чем свидетельствует убранство его Внутренних покоев; а склонность к тайным политическим интригам перешла к нему от итальянских предков рода Медичи и Савойской династии. Именно во Внутренних кабинетах, вдали от любопытного двора, тот, кого называли Всеобщим любимцем , принял некоторые из наиболее важных государственных решений. При этом король не пренебрегал ни установленным его предшественником этикетом, ни жизнью семьи, о которой ему напоминали королева и особенно горячо любимые им дочери.

Людовик XVI, наследник Людовика XV, чье правление было трагически прервано революцией, наследовал от деда со стороны матери, польского короля Августа Саксонского, завидную богатырскую силу; с другой стороны его предки Бурбоны, передали ему не только истинную страсть к охоте, но и глубокий интерес к наукам. Его супруга Мария-Антуанетта, дочь герцога Лотарингского, ставшего впоследствии Императором Австрии, и правнучка Филиппа Орлеанского, брата короля Людовика XIV, и знаменитой принцессы Палатинской оставила глубокий след в музыкальной жизни Версаля благодаря своей любви к музыке, унаследованной как от Габсбургов Австрийских, так и от Людовика XIII. В отличие от своих предков, Людовик XVI не имел амбиций короля — созидателя. Известный простотой вкусов он жил во дворце по необходимости. При его правлении было обновлено внутреннее убранство дворца, и, прежде всего Малые кабинеты королевы, которые располагались параллельно его Большим покоям.

Во время революции вся мебель и украшения дворца были расхищены. Наполеон, а затем Людовик XVIII провели в Версале восстановительные работы. После Июльской революции 1830 года дворец предполагалось снести. Этот вопрос был вынесен на голосование в Палате Депутатов. Перевес в один голос спас Версаль.

Последний из династии, король Луи-Филипп, правил Францией с 1830 по 1848.

год. В 1830 году, после июльской революции, которая возвела его на трон, Палата представителей приняла закон, по которому Версаль и Трианон перешли во владения нового короля. Не теряя времени, Луи-Филипп распорядился создать в Версале Музей в честь славных побед Франции, который открылся 1 июня 1837 года. Это назначение замка сохранилось и в наши дни.

Хотелось бы отметить политическое значение Версаля. Он являлся центром государства и за прошедшие столетия стал свидетелем многих исторических событий. С ним связан первый этап Великой Французской революции. Здесь 17 июня 1789 года собрание депутатов третьего сословия провозгласило себя Национальным собранием, а 9 июля — Учредительным. 26 августа в Версале была принята Декларация прав человека и гражданина . 3 сентября 1783 года здесь был подписан мирный договор, утвердивший независимость США. Во время Парижской коммуны в 1871 году, Версаль, где находилось Национальное собрание и правительство Тьера, стал центром контрреволюции: отсюда началось наступление правительственных войск — версальцев , закончившееся их победой. 28 июня 1919 года здесь был подписан Версальский мирный договор, завершивший Первую мировую войну.

Фамилия Бурбоны на протяжении многих веков служившая символом власти и славы, в настоящее время является синонимом французского королевского стиля и элегантности.

Версаль: грандиозный синтез дворца и парка.

Несмотря на четкий план, лежащий в основе, отдельные части Версальского ансамбля далеки от полного единства. В особенности разнообразна в стилистическом отношении архитектура фасадов дворца, обращенных к городу.

В создании Версальского дворца основные его авторы, Лево и Мансар, отталкивались от итальянской архитектуры. Большой ордер — основной мотив Версальской архитектуры. Он присутствует на западном фасаде дворца, а также в более поздних постройках — Большом и Малом Трианоне. Характер ордеров, применяемых в Версале, типичен для построек Палладио и Виньолы, — варьируются только декоративные детали, капители. Так, например, Лебрен создал так называемый французский ордер , поместив в капителях эмблемы Людовика XIV — лилию и солнце.

Как правило, фасад Версаля не отвечает внутренней планировке дворца. Наружная архитектура маскирует назначения различных частей здания, предполагаемых для бытового обслуживания.

Поэтому архитектура приобретает ярко выраженный представительный характер, отвечающий духу абсолютизма.

Интерьеры дворца также были созданы за несколько строительных периодов. В них особенно явственны принципы большого стиля французского искусства времени Людовика XIV, то есть сочетание трезвой логики композиции с декоративной обогащенностью форм.

В центральной части дворца размещалась королевская семья, а в огромных крыльях находилась стража и придворные. Парадные комнаты королевской четы занимали второй этаж. Каждая комната посвящалась различным античным божествам, имена которых аллегорически связывались с членами королевской семьи. На плафонах и над каминами изображены сцены из жизни богов, а по стенам висели станковые картины, составившие позднее первый фонд Лувра.

Интерьер церкви, законченной в 1710 году Робером де Коттом, составляет одно из звеньев в общей художественно единой цепи парадных интерьеров дворца; он полон светского блеска и утонченной пышности. Интерьер центральной части дворца значительно богаче.

по многообразию привлекаемых художественных средств, чем фасады. Этот принцип взаимосвязи наружного и внутреннего облика сооружения, сформировавшийся в Версале, получил позднее широкое распространение в отелях рококо.

Почти все интерьеры центральной части дворца были выполнены самим Лебреном, при постоянной консультации братьев Перро. Лебреном были привлечены крупнейшие живописцы, скульпторы, медники, резчики и организована специальная школа. Под руководством Лебрена работала гобеленная мануфактура и двести пятьдесят рабочих.

В период работы с Лево творчество Лебрена имело барочные тенденции, ярко выраженные в лестнице Послов, которая ведет к большим апартаментам короля. Мастер пользуется приемами иллюзорной перспективы, примененной весьма умело и интересно.

Покои королевских апартаментов были расположены с таким расчетом, чтобы между исходным пунктом движения (лестницей Послов) и его конечной точкой (Королевской спальней) было наибольшее число промежуточных звеньев.

Эта последовательность покоев сказывается и в красочном, и в пространственном решении отдельных интерьеров. Их архитектура в Версальском дворце стремится к созданию в каждом зале целостного пространственного впечатления с легким выделением задней стены. Каждый зал имел как бы свою лицевую сторону, свой фасад.

Анфиладный принцип планировки торжествует и в знаменитой Зеркальной галерее. Это, в сущности, не тронный зал, а настоящий проспект длиною 173 метра. Здесь было важно украсить свод и стены так, чтобы не перегружать пространства и не чинить препятствий людскому потоку. Лебрен разместил на своде изображения побед Людовика. Живопись потеряла самостоятельное значение, но зато пространство приобрело изящество и легкость. Вместо гобеленов, картин статуй, приковывающих внимание и останавливающих зрителя, галерея покрыта легкими, широкими зеркалами.

В анфиладное расположение помещений включена также капелла. Правда, с наружной стороны она кажется инородным телом, но внутри она связана с анфиладой парадных зал посредством особого вестибюля, который прямо примыкает к хорам.

В систему анфилад включена даже королевская спальня. Только низкая балюстрада отделяет ложе короля от текущего мимо потока придворных. Жилые помещения приносятся в жертву парадным залам. В этом смысле Версаль является законченным типом парадного расположения помещений, характерного для абсолютизма XVIII века Интерьеры Версаля порывают с традицией XVI века. Потолки всегда гладкие или сводчатые, покрытые росписями с аллегорическими сюжетами. На них появляются филенки из мрамора, штукатурки или бронзы. Лестницы, обычно до XVII века винтовые, приобретают в эту эпоху прямые марши, с широкими площадками, с балюстрадами и железными решетками. В основном применяется позолота на белом фоне, полихромия играет весьма ограниченную роль.

Сооружения, расположенные рядом с дворцом, едины с ним по своим архитектурным образам. Оранжерея Лево в 1681 -1688 годах была увеличена в четыре раза и перестроена Мансаром по образцу римских терм. С южным партером ее соединяют две колоссальные лестницы, между которыми она и размещена. Кажется, что идея грандиозного нашла свою форму в образе этих лестниц. При взгляде от партера Швейцарцев, лежащего у подножия оранжереи, особенно ярко вырисовывается смысл всего замысла. Масштабы лестниц, огромные плоскости которых как бы уходят в небо, несоизмеримы с человеком: они созданы для царящей здесь идеи.

В этом же плане построены Мансаром в 1679-1686 годах Большие и Малые конюшни (напротив дворца, со стороны города). Они заняли место между лучами трезубца дорог.

Начнем мы наше путешествие с Музея карет. Расположенный в больших конюшнях, он представляет собой коллекцию экипажей, собранную, главным образом, Луи-Филиппом для Версальского исторического музея. В то время Луи-Филипп выкупил экипажи, имеющие историческую ценность и в свое время служившие монархам. Таким образом, в Версаль были доставлены свадебные берлины Наполеона I — семь праздничных экипажей, иллюстрирующих блеск императорского двора в период его расцвета 2 апреля 1810 года, а также карету Карла X, в которой он выезжал в день коронования и которую спроектировал архитектор Персье для Людовика XVIII, но в контексте политических разногласий эпохи Реставрации Людовик XVIII так и не решился ее использовать. Кроме того, Луи-Филипп приобрел сани и носилки. В 1833 году в коллекцию поступает новый экспонат — похоронный экипаж Людовика XVIII, хранившийся ранее в Малых конюшнях. Этот экипаж, использованный в 1809 году для похорон маршала Ланна, герцога Монтебелло, и затем переделанный для герцога Беррийского (сына будущего Людовика XVIII), убитого в 1820 году, был заново оформлен для похоронной процессии Людовика XVIII, состоявшейся 23 сентября 1824 года. Несмотря на все изменения, которым этот экипаж подвергался в разное время, он был восстановлен в том виде, какой он имел в этот день.

Дворы . Три широкие магистрали устремляются к замку: с севера — авеню Сен-Клу, с юга — авеню де Со, а между ними — Парижская авеню. С севера они огибают Большую, а с юга — Малую Конюшни, постепенно выстроенные Ардуэн — Мансаром, начиная с 1679 года.

За ними раскинулась Оружейная площадь . пересекая которую, посетители попадают в Главный Почетный двор. С двух сторон этого двора находятся Министерские флигели, построенные в 1671-1679 годах, на входе — ажурная ограда, увенчанная Королевским гербом. С флангов ограду обрамляют четыре скульптурные группы, символизирующие Войну ( Победы Короля над Империей и Испанией ), и Мир ( Мир и Изобилие ). Две последние находились с двух сторон решетки, которая до Революции разделяла Почетный и Королевский дворы. Во время Революции внутренняя ограда была снесена, а на ее месте в 1837 году Луи-Филипп приказал установить конную статую Людовика XIV. Внутренняя решетка начиналась непосредственно от двух павильонов, которые стояли на месте Северного крыла (архитектор Габриель, конец эпохи Людовика XV) и Южного павильона (архитектор Дюфур, эпоха Людовика XVIII). Правом въезжать в карете в Королевский двор обладали лишь немногочисленные персоны, пожалованные Почестями Лувра. В глубине на возвышении в пять ступеней находится Мраморный двор — (его название происходит от мраморных плит), — который дает представление о размерах двора во времена существования замка Людовика XVIII.

Королевская часовня — пятая по счету в замке, однако, в отличие от других, которые были обустроены в уже существующих зданиях, помещение для Королевской часовни строилось специально. На углу, образуемом центральным корпусом дворца и его Северным крылом, с 1699 по 1708 год, то есть вплоть до своей кончины, архитектор Жюль Ардуэн-Мансар возводит эту часовню; ее строительство завершается в 1710 году под руководством зятя архитектора, Робера де Котт. Схема конструкции в целом отвечает традиционным канонам палатинских трехэтажных часовен, но выполнена она в классической интерпретации. Декор подчеркивает преемственность.

Ветхого и Нового завета, как в рельефах Кусту, Фремена, Лемуана, Ван Клева, Манье, Пуарье и Васе, так и в росписи сводов, проникнутых духом святой Троицы: будь то плафон абсида с Воскресением Христа работы де Лафоса, или свод центрального нефа с Всевышним во славе, предвещающим пришествие Спасителя художника Антуана Куапеля, или плафон над королевской галереей с композицией Явление Святого Духа Богородице и Апостолам кисти Жувене, а также декор большого органа, навеянный темой Царя Давида.

Король Франции слушал мессу с королевской галереи, расположенной напротив алтаря. Галерея находилась на одном этаже с его апартаментами, поэтому на нижний этаж часовни Король спускался только в исключительных случаях. Для того чтобы попасть в галерею, Король проходил через зал со сводчатым потолком и каменными стенами, ритмично украшенными пилястрами и коринфскими колоннами. Этот вестибюль был построен одновременно с часовней; по своему декору он сочетается со стилем часовни, связывая ее с Большими королевскими покоями. В двух нишах зала установлены статуя Славы, держащая в руках медальон с портретом Людовика XV работы Вассе, и Великодушие монарха скульптора Буссо.

Королевская часовня в честь святого Людовика служила местом для проведения церемоний во славу Святого Духа, здесь исполнялся гимн Te Deum по случаю побед французской армии и рождений Детей Франции, а также праздновались бракосочетания принцев крови.

Через Королевскую галерею можно проникнуть на второй этаж замка, в Салон Геркулеса. В этом просторном зале, расположенном в месте соединения Северного крыла и центрального корпуса замка, проходили пышные приемы. Салон оборудовали в верхней части четвертой часовни, религиозные службы в которой продолжались с 1682 по 1710 года. В 1712 году Робер де Котт приступил к созданию внутреннего убранства салона. Но в связи с кончиной в 1715 году Людовика XIV работы были прерваны и возобновились лишь в 1725 году.

В отделке стен ритмично сочетаются полихромный мрамор и двадцать пилястр, основание и коринфские капители которых выполнены из позолоченной бронзы. На пилястры опирается карниз, украшенный консолями и трофеями.

Мраморный камин работы Антенна венчает полотно Паоло Веронезе Встреча Елеазара с Ревекой . Другая его картина — Ужин у Симона Фарисея — располагается напротив; Людовик XIV получил ее в подарок в 1664 году от венецианской республики. Плафонная роспись, выполненная по эскизам Франсуа Лемуана в 1733-1736 годах, принесла художнику титул Первого королевского живописца. Девять сложных композиций, объединяющих 142 фигуры, составляют творение Лемуана. В первой композиции Юнона и Юпитер предлагают юной Гебе взять в супруги Геркулеса. Во второй мы видим Бахуса, поддерживаемого богом Паном. Вверху изображены Амфитрита и Меркурий, ниже — Венера в окружении Граций, а также Амур, Пандора и Диана. Третья композиция объединяет Марса, Вулкана и Амуров. Зависть, Гнев, Ненависть, Раздор и другие низвергнутые колесницей пороки составляют четвертую композицию. Пятая представляет Цибелу на своей колеснице, Минерву и Цереса, Нептуна и Плутона. В шестой можно увидеть Эола, Зефира и Флору, Росу, орошающую облака, а внизу — Сновидения осыпают маком спящего Морфея. Седьмая композиция включает Ириса с Авророй, а вокруг них располагаются фигуры, олицетворяющие Звезды. Аполлон и Музы появляются в восьмой композиции. В девятую группу входит созвездие Кастора и Поллюкса. Силена в окружении детей и Фавнов символизирует вакхическое празднество в честь Геркулеса.

Зал Геркулеса плавно переходит в Большие королевские покои, состоящие из нескольких салонов: Салона Изобилия, Салона Венеры, Салона Дианы, Салона Марса, Салона Меркурия, и Салона Аполлона. Расположенные на втором этаже замка и выходящие окнами на Северный партер, Большие королевские покои строились с 1671 по 1681 год. Назначение их было определено лишь в 1682 году, когда Король распорядился превратить Версаль в официальную государственную резиденцию. В этих покоях Король оказывал приемы, но не жил , сюда можно было попасть по Посольской лестнице, два пролета которой вели соответственно в Салоны Венеры и Дианы. Гениальное творение Лево — Посольская лестница — была построена Франсуа д Орбэ; в 1752 году ее снесли по приказу Людовика XV.

До 1678 года, когда было начато строительство Зеркальной галереи, Большие королевские покои включали семь комнат. Отмечая великолепие живописного декора апартаментов, Фелибьен написал в 1674 году: Подобно тому, как для эмблемы Короля выбрали Солнце, семь планет составили сюжеты полотен, украшающих все комнаты этих покоев.

Автор: pobeda | Просмотров: 39969 | Нет комментариев.

Похожие статьи.

Облако тегов.

Следующая новость
Предыдущая новость

В дорогу с палатками. Как белгородцы путешествуют на авто по всей России Белгородские хоккеисты привезли 4 очка из Липецка Внутриквартальные сети должны чинить УК, а люди в квартиры с плесенью не переезжали «Карнавальная ночь 2018»: всё только начинается* Куда сходить на новогодних выходных, с 30 декабря по 8 января

Лента публикаций