Русская культура XVII века

Русская культура XVII векаРусская культура XVII века.

Завершающим этапом в истории русской средневековой культуры стал XVII в. В это столетие начался процесс обмирщения культуры, усиления в ней светских элементов, демократических тенденций. Заметно расширились и углубились культурные связи со странами Западной Европы. Все области культуры значительно усложнились и дифференцировались.

Важнейшим событием в истории страны можно назвать окончательное оформление абсолютизма, не принявшего форму западноевропейских монархий, а ставшего логическим завершением системы восточного деспотизма, принятой за время господства монголо-татар на Руси. Абсолютизм соответствовал новым имперским устремлениям страны, расширению государственных территорий (прежде всего на Восток), что требовало концентрации военной и политической власти. В области экономики это привело к окончательному закрепощению крестьян, осуществленному в интересах дворянства главной опоры абсолютизма.

В середине XVII в. во время правления Алексея Михайловича патриарх Никон осуществил церковную реформу, которая привела к расколу. Реформа и раскол стали выражением неоднозначного отношения русского народа к усилившимся светскому и иноземному влияниям. В русском обществе сложились две враждующие партии грекофильская сторонников старины, изоляционизма и западническая реформаторов, стремившихся к европеизации России. Проявлением обновленческих тенденций стала никоновская реформа, которая должна была исправить отличия русской православной обрядности (например, креститься не двуперстием, а трехперстно), а также некоторые положения в русских богослужебных книгах, чтобы привести их в соответствие с практикой греческой, а также украинской и белорусской православных церквей. После сближения обрядов всех православных народов Никон рассчитывал встать во главе вселенского православия.

Знаменем противников реформы стал протопоп Аввакум Петров. Он и его сторонники сочли оскорбительным разрыв с вековой национальной традицией, были категорически не согласны с усилением европейского влияния и начавшейся секуляризацией культуры России. Так начался извечный спор русской культуры о дальнейших путях развития страны и сформировались партии почвенников и западников, которые вновь и вновь будут проявлять себя в последующие периоды русской истории.

Эти и другие исторические события нашли отражение в культуре России XVII в.

Русская литература XVII в.

Русская литература по-прежнему была представлена публицистическими сочинениями, посвященными острополитическим проблемам. Смутное время усилило интерес к вопросу о характере власти в политической системе. Среди известнейших авторов XVII в. хорват Юрий Крижанич, европейски образованный мыслитель, сторонник неограниченной монархии, один из первых теоретиков идеи славянского единства (его можно назвать предшественником и теоретиком панславизма). Так, он считал, что роль славянства в мировом историческом процессе постоянно растет, хотя оно подвергается угнетению и оскорблению со стороны чужеземцев, особенно турок и немцев. Особую роль в будущем подъеме славянства он отводил России, которая, превратившись в результате реформ в ведущую мировую державу, освободит порабощенные славянские и другие народы и поведет их вперед.

Неоднозначность событий этого времени привела к тому, что литераторы начинают задумываться о противоречивости человеческого характера. Если раньше герои книг были либо абсолютно добрыми, либо абсолютно злыми, теперь писатели открывают в человеке свободную волю, показывают его возможности менять самого себя в зависимости от обстоятельств. Именно такими предстают перед нами герои Хронографа 1617 г. Иван Грозный.

Борис Годунов, Василий Шуйский, Кузьма Минин. Как отмечал академик Д.С. Лихачев, в этом проявлялась тенденция открытия характера человека: героями литературы становятся не только святые подвижники и князья, как раньше, но и простые люди купцы, крестьяне, небогатые дворяне, которые действовали в легко узнаваемых ситуациях.

Распространение грамотности в XVII в. вовлекло в круг читателей новые слои населения провинциальных дворян, служилых и посадских людей. Изменение социального состава читающей публики выдвинуло новые требования к литературе. У таких читателей особый интерес в ней вызывает занимательное чтение, потребность в котором удовлетворяли переводные рыцарские романы и оригинальные авантюрные повести. К концу XVII в. русская читающая публика знала до десятка произведений, пришедших в Россию из-за границы разными путями. Среди них наиболее популярными были Повесть о Бове Королевиче и Повесть о Петре Златых Ключей . Эти произведения на русской почве, сохраняя некоторые черты рыцарского романа, настолько сблизились со сказкой, что позднее перешли в фольклор. Новые черты литературной и реальной жизни отчетливо проявились в бытовых повестях, герои которых стремились жить по своей воле, отвергая заветы старины. Таков герой Повести о Горе-Злосчастии и особенно Повести о Фролс Скобссвс типичной плутовской новеллы, описывающей жизненные перипетии обедневшего дворянина, всеми правдами и неправдами стремящегося проникнуть в верхи общества.

В XVII в. возник новый литературный жанр демократическая сатира, тесно связанная с народным творчеством и народной смеховой культурой. Она создавалась в среде посадского населения, подьячих, низшего духовенства, недовольных притеснениями феодалов, государства и церкви. В частности, появились многочисленные пародии, например на судопроизводство ( Повесть о Шсмякином суде , Повесть о Ерше Ершовиче ), на житийные произведения ( Слово о бражнике.

Рождение стихосложения стало яркой чертой литературной жизни. До этого Россия знала поэзию лишь в народном творчестве-в былинах, но былины не были рифмованным стихом. Рифмованная поэзия возникла под влиянием польского силлабического стихосложения, для которого характерны равное число слогов в строке, пауза в середине строки и концевая рифма, стоящая под единственным строго обязательным ударением. Ее основоположником стал белорус Симеон Полоцкий. Он получил прекрасное образование в Киево-Могилянской академии и был придворным поэтом царя Алексея Михайловича, сочинял многочисленные декламации и монологи, ставшие образцами новой панегирической поэзии и вошедшие в сборник Рифмагион . Свою задачу он видел в том, чтобы создать новороссийскую словесность, и во многом он эту миссию выполнил. Его произведения отличаются орнаментальностью, пышностью, отражают идею пестроты мира , переменчивости бытия. У Полоцкого ощущаются тяга к сенсационности, стремление удивить, поразить читателя как формой изложения, так и необычностью, экзотичностью сообщаемых сведений. Таков Вертоград многоцветный своеобразная энциклопедия, в которой собрано несколько тысяч рифмованных текстов, содержащих данные, почерпнутые из различных областей знаний, истории, зоологии, ботаники, географии и т.д. При этом достоверные сведения перемежаются с мифологизированными представлениями автора.

Авторская проза впервые появляется также в XVII в.; примером ее являются сочинения протопопа Аввакума Петрова. Он оставил около 90 текстов, написанных на закате его жизни в ссылке. Среди них знаменитое Житие эмоциональная и красноречивая исповедь, поражающая своей искренностью и смелостью. В его книге впервые объединены автор и герой произведения, что раньше сочли бы проявлением гордыни.

Театр в России появился благодаря возникновению светских элементов в духовной жизни общества. Мысль о создании театра зародилась в придворных кругах среди сторонников европеизации страны. Решающую роль в этом сыграл Артамон Матвеев, начальник Посольского приказа, знакомый с постановкой театрального дела в Европе. В России не было актеров (опыт скоморохов, которые в это время подверглись гонениям, не годился), отсутствовали пьесы. Актеры и режиссер Иоганн Грегори были найдены в Немецкой слободе. Первый спектакль, имевший большой успех, назывался Артаксерксово действо . Царь был настолько очарован происходящим, что смотрел пьесу в течение 10 ч, не вставая с места. Репертуар театра за время его существования (1672-1676) составляли девять спектаклей на библейские сюжеты и один балет. Деяниям ветхозаветных персонажей придавались черты политической злободневности и ассоциации с современностью, что еще более усиливало интерес к зрелищу.

Зодчества также коснулся общий отход от церковно-схоластического мировоззрения. Усиление светских мотивов было в значительной мере связано с расширением среды, в которой формировались эстетические представления. Вкусы посадских людей и крестьянства, их видение мира и понимание красоты внедрялись в архитектурное творчество, уводя от освященных церковной традицией образцов.

Русская архитектура и строительство XVII в.

Гражданское, светское строительство активно развивалось, и если в начале века было в основном деревянным, то к его концу все чаше использовался камень. Замечательным образцом деревянного зодчества был несохранившийся дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском, который представлял собой живописную композицию прихотливо сгруппированных больших и малых срубов-клетей, связанных переходами, высокими кровлями и шатрами. Сказочное великолепие дворца усиливали золоченая резьба и яркая раскраска. В каменном строительстве нужно отметить реставрацию стен и башен Московского Кремля, шатер, возведенный над Спасской башней, Теремный дворец Московского Кремля, Сухаревскую башню.

Число каменных гражданских построек возрастает во второй половине XVII в. Бояре, богатые купцы и дворяне все чаше строили в городах и в своих усадьбах каменные жилые палаты. Наиболее характерен тип, повторяющий планировку деревянных хором и состоящий из двух квадратных помещений с продолговатыми сенями между ними. Нижний этаж занимали хозяйственные и складские помещения. Фасады украшались плоскими лопатками или колонками, окна обрамляли богатые наличники.

В храмовом строительстве тоже постепенно намечаются новые черты, связанные с обмирщением русской культуры. Так, в деревянном зодчестве наряду с клетскими храмами (прямоугольный сруб клеть, покрытый двускатной кровлей, над которой возвышается маковка с крестом), распространенными по всей России, строятся запрещенные шатровые храмы (судя по всему, они были недостаточно каноничными, а в эпоху борьбы, которую вела церковь против светских элементов, этого было достаточно для запрета), ярусные церкви. В поисках сложного и богатого силуэта зодчие со второй половины XVII в. используют принцип многоглавия, великолепным воплощением которого является церковь Преображения в Кижах, представляющая собой поразительный по красоте 22-главый храм.

Те же тенденции проявились и в каменном храмовом зодчестве. Новый стиль сложился к середине XVII в. и был противоположен архитектуре XVI в. Этому стилю были присущи затейливость и асимметрия конструкции. Обычно это был пятиглавый бесстолпный храм, основной куб которого окружался приделами, папертями, лестницами и крыльцами с обязательными деталями отделки бочонкообразными колонками, арками с висячей гирькой, наборными кирпичными наличниками окон. Фасады церквей становятся полихромными, яркая раскраска деталей, цветные изразцы придают им праздничную нарядность. В этих храмах выразилось то светское начало, которое современники назвали узорочье (церковь Рождества Богородицы в Путинках, Троицы в Никитниках.

Хотя шатровое строительство было запрещено, шатры оставались одной из наиболее излюбленных архитектурных форм и их широко применяли, но не в качестве завершения церкви, а для венчания колоколен и крылец. Высокая, стройная, столпообразная колокольня, завершенная шатром, одна из самых распространенных тем архитектуры второй половины XVII в.

В конце XVII в. в архитектуре появляется новый стиль, получивший название московского, или нарышкинского, барокко. Это название не объясняет сущности явления. Связь ряда построек с заказами семьи Нарышкиных случайна. Также неправомерно называть это архитектурное направление барокко , поскольку сходство московской архитектуры конца XVII в. с западноевропейским стилем барокко является чисто внешним. Цикличность и ярусность, симметрия и равновесие масс, известные по отдельности и ранее, в этом стиле сложились в самобытную систему, но во внешнем оформлении наиболее близкую стилю европейского барокко благодаря примененным ордерным деталям.

Наиболее полно и ярко новое направление проявилось в строительстве небольших церквей в подмосковных усадьбах. Это ярусные постройки: нижний ярус обычно квадратный в плане, реже прямоугольный, на нем стоит восьмерик, а выше второй восьмерик, более узкий; композиция завершается барабаном с главой. Очень часто это сооружение расположено на подклете и имеет вокруг открытые галереи. В верхнем узком восьмерике находится звонница, и получалась церковь под колокольней. Декоративное убранство этих храмов существенно отличается от храмов предшествующей поры, перегруженных тяжеловесным и пестрым декором. Новые церкви легки и изящны, на гладком фоне красных кирпичных стен четко и ясно рисуются белые колонки, оформляющие грани объемов. Декор сосредоточен на обрамлении окон и дверей: они, как правило, имеют по сторонам небольшие колонки на кронштейнах, поддерживающие вычурный разорванный фронтончик. Вместо тяжелых кокошников над карнизами проходят полосы резных декоративных элементов, которые часто называют петушиные гребешки . Ярким памятником данного течения является церковь Покрова в Филях, тонко прорисованные детали которой в сочетании с безукоризненными пропорциями придают ей легкий, ажурный вид, а ярусная композиция создает эффект вертикального движения.

Русская живопись XVII в.

Живопись не поддавалась так легко, как архитектура, светским воздействиям, но стремление к декоративности наблюдается и здесь. С одной стороны, здесь заметно стремление вырваться из-под власти устаревших традиций, канона, жажда знаний, поиски новых нравственных норм, сюжетов и образов, а с другой упорные попытки превратить традиционное в догму, любой ценой сохранить старое неприкосновенным. Поэтому иконопись в XVII в. представлена несколькими основными направлениями и школами.

В первой половине столетия основной спор в иконописи шел между двумя школами годуновской и строгановской. Годунов- ская школа тяготела к традициям прошлого. Но их попытки следовать древнему канону, ориентация на Андрея Рублева и Дионисия приводили лишь к повествовательности, перегруженности композиции. Строгановская школа (названа так потому, что множество произведений этого стиля выполнено по заказу Строгановых в мастерских Сольвычегодска) возникла в Москве, в среде государственных и патриарших мастеров. Характерными особенностями икон строгановской школы являются прежде всего их небольшие размеры и детальное, точное письмо, которое современники называли мелочное письмо . Основные стилевые черты строгановской художественной манеры изысканный рисунок, богатство красок, сложная многофигурная и многоплановая композиция. Одна из особенностей школы правдивое изображение природы, причем композиции всегда включают пейзаж с низким горизонтом, а фон заполнен причудливыми облаками и явлениями . Фигуры святых обычно тонкие, изящные и очень вытянутые вверх. Выдающимся мастером этого направления был Прокопий Чирин, иконам которого свойственны особая мягкость колорита, пластичность вытянутых фигур и изящество поз, например Никита-воин , Избранные святые ; в образе Ники- ты-воина не найти ни значительности, ни воинственности, скорее, его можно сравнить со светским щеголем.

Дальнейшее развитие живописи XVII в. характеризовалось медленным отходом от догм и поиском новых сюжетов и форм, что в немалой степени объясняется влиянием западноевропейской живописи. Теоретиком и главой самой крупной школы этого периода был Симон Ушаков, автор программного труда Слово к люботщателям иконного писания , где он изложил новую теорию, порывающую со старым каноном. Он указывал на необходимость соединения иконописного канона с правдой жизни, поэтому в его иконах появляются элементы реализма, реальные человеческие лица. Это позволяет считать его одним из основоположников портретного жанра в русском искусстве. Среди работ Симона Ушакова Спас Нерукотворный, излюбленный образ мастера, в котором он пытается добиться телесного цвета лица и сдержанной, но отчетливо выраженной объемности. Но в этой и других работах художника чувствуется отсутствие духовного накала, одухотворенности, горения, характерных для икон XIV-XV вв. Поэтому в иконописи XVII в. проявляются черты упадка. В культуре стали слишком сильны тенденции ее обмирщения. Следование иконописным канонам, которого требовали старообрядцы во главе с протопопом Аввакумом, не могло исправить ситуацию.

Парсуна (от слова персона , т.е. портрет реального лица) первый светский портретный жанр стал совершенно новым явлением в русской живописи второй половины XVII в. Всего за несколько лет новый жанр прошел огромный путь от полуиконных изображений до портретов реальных лиц и завоевал прочное место в русском искусстве. Все именитые люди старались запечатлеть свой образ. Художники стремились передать в парсунах портретное сходство и отчасти характер персонажа. В парсунах.

XVII в. уже присутствуют черты знаменитого русского портрета будущего столетия внимание к внутреннему миру человека, поэтизация образа, тонкий колорит.

Русская музыка XVII в.

Русская музыка в XVII в. также пережила решительные перемены. В это время старая русская культура столкнулась с западноевропейской, что существенно отразилось в музыке. Со старым в музыке связана древняя традиция канонического методического знаменного распева, с новым партесное многоголосие (пенис по партиям) западного типа, усиливавшее светское начало.

Партесное многоголосие было завезено в Россию из Украины и Белоруссии и прижилось не сразу: до конца XVII в. в храмах продолжал звучать знаменный распев, перемежавшийся с троестрочным и демественным пением, а также с новыми партесными сочинениями. Одним из самых быстрых путей распространения новой музыки были псалмы и канты духовные песни, текстами для которых служили поэтические переложения псалмов Давида. Со временем они вытеснили древние духовные стихи, так как были проще них, их ясный, закругленный напев был близок к народным украинским песням. Канты, начавшись как род духовной лирики, очень скоро вышли за рамки домашнего духовного музицирования и приобрели новые черты. Так, появились светские канты с самым разным содержанием философским, любовным, морализаторским.

Сторонники старины осудили эти новинки. Протопоп Аввакум сетовал, что в церквях звучит новая музыка, а не божественное пение. Но хотя старое пение было любимо на Руси, объективные причины подталкивали к появлению многоголосия. Из-за большого числа песнопений их могли понять только самые опытные певчие, которых было не так уж много. В отсутствие опытного регента хор звучал фальшиво. Проблемой стало и то, что русский язык существенно изменился по сравнению с древним периодом, из него постепенно исчезали древние полугласные звуки. Поэтому образовалось несложение между текстами и напевами. Попытки реанимировать и реформировать знаменное пение, предпринятые теоретиками музыки Иваном Шайдуром и Александром Мезенцем, были недостаточны. Поэтому постепенно знаменный распев сдавал свои позиции и остался неприкосновенным лишь у старообрядцев, которые хранят его и сегодня. В новом партесном пении XVII в. проявляются тенденции барокко. Если старый знаменный распев был во всем подобен иконе плоскостным, одномерным, то в партесном пении возникает чувство пространства, а пышная многослойная фактура передает ощущение движения и света, типичные для всего искусства барокко.

Таким образом, XVII в. стал последним веком существования древнерусского искусства, когда стало особенно заметно западное влияние. Начинается резкий перелом, качественный скачок в русской культуре, который будет завершен в XVIII в. после петровских реформ.

Следующая новость
Предыдущая новость

Замок Фридериксборг в Дании Где окунуться в Крещение Сборная барона фон Шнапса и «Такси» прошли в финал «БелОблСмеха» В Старооскольском округе приватизировали 15 служебных квартир Анатомия сражения. Как создают военно-исторические реконструкции

Лента публикаций