«Было страшно. Я молилась». Мамы – о первых днях жизни детей, родившихся раньше срока

19.11.2018 14:56 0

«Было страшно. Я молилась». Мамы – о первых днях жизни детей, родившихся раньше срока

«Наши педиатры ласково называют деток, родившихся раньше срока, торопыжками. Их количество, к сожалению, с годами не уменьшается: по области стабильно 3–4 %. В год через нашу реанимацию проходят более 200 малышей. Каждый из них входит в группу риска по развитию определённых достаточно значимых заболеваний. Задача врачей – сделать так, чтобы качество их жизни не отличалось от качества жизни деток, рождённых вовремя», – объяснил замглавврача по акушерству и гинекологии перинатального центра Олег Головченко.

По его словам, для некоторых родителей воспоминания о пребывании в роддоме – самые тяжёлые, ведь их малыши находились на грани жизни и смерти. Но доктора стараются по максимуму поддерживать мам. Их не забывают и после выписки из роддома: за здоровьем детей медики наблюдают в течение трёх лет.

О пребывании в перинатальном центре второй горбольницы «БелПрессе» рассказали несколько мам.

Яна Пыхтина с дочерью Кирой:

«Было страшно. Я молилась». Мамы – о первых днях жизни детей, родившихся раньше срокаФото Анны Бессоновой

«Я попала в перинатальный центр в 33 года, с первой беременностью. У меня был гестоз (или поздний токсикоз – прим. авт.). Из‑за этого сделали срочное кесарево. Спасали меня. Про ребёнка сказали, что его шансы выжить – 50 на 50.

Это было 12 апреля 2017 года – на День космонавтики. Мне это придало сил. Я подумала: раз это праздник сильных, значит, и ребёнок будет сильным. Имя тоже выбрали сильное – Кира.

После родов я лежала в реанимации, дочь – в детской реанимации. Мне пришли и сказали только, что у неё состояние тяжёлое. Больше ничего. Было страшно. Я молилась.

Только когда меня выписали из реанимации и я сама сходила к дочери, смогла узнать подробности. Кира родилась весом 1,3 кг и ростом 40 см. Увидев дочь, я капельку успокоилась, так как ожидала увидеть нечто гораздо хуже. Интернет показывал мне страшные картинки. Так что запомните: никогда нельзя гуглить болезни. А про дочку я сказала просто: «Какая она красивая!»

Малышка сама не дышала семь дней: была на искусственной вентиляции лёгких. Такие дети лежат в кувёзах – специальных прозрачных боксах. Сверху их накрывают одеялом, чтобы было темно, как в материнской утробе, и поддерживают определённую влажность и температуру.

Прогнозы были не очень хорошие, но врачи повторяли, что надо верить, запрещали плакать. Я верила и не лила слёз. Когда мы с мужем приходили на час навестить Киру, руки мыли с мылом и обрабатывали спиртом. Я настолько сильно старалась, что у меня ранки по рукам от спирта пошли.

Когда Кира задышала, я была так счастлива, что обнимала и целовала медсестёр в реанимационном отделении.

После двух недель реанимации нас перевели в отделение патологии новорождённых. Заведующая отделением Елена Подсвирова тоже запретила мне плакать. Сказала: «Я сама уже над вашими детьми всё выплакала». Там мы пролежали ещё месяц. Выписали нас с весом 2,3 кг.

Сейчас Кире уже год и семь месяцев. Она ходит и потихонечку догоняет сверстников. Говорить только не хочет, ленится: мама ведь и так понимает. Мы поём песни, читаем сказки, танцуем, смотрим мультики и радуемся».

Юлия и Дмитрий Аксиненко с сыном Николаем:

«Было страшно. Я молилась». Мамы – о первых днях жизни детей, родившихся раньше срокаФото Анны Бессоновой

«Я попала сюда в сентябре прошлого года на сроке 28 недель. Мне было 24 года, и я носила под сердцем первого ребёнка, сына. Здесь мне неделю сохраняли беременность, но всё равно родила раньше срока. Сын Николай родился с весом 1,5 кг и ростом 43 см. Девять суток он лежал в реанимации.

Роды и реанимация были самым страшным моментом для меня не только в физическом, но и в моральном плане. Я из Чернянки. Лежала далеко от дома, без постоянной поддержки родителей и мужа.

После реанимации нас перевели в отделение патологии новорождённых, потом выписали с весом 2,2 кг. Сейчас сыну год и месяц. Он постоянно наблюдается в перинатальном центре в Белгороде. В Чернянке, к сожалению, нет таких специалистов, которые могли бы заниматься им, поэтому приезжаем раз в три месяца».

Дмитрий: «Для меня самым тяжёлым моментом стал звонок от жены, что её повезли рожать. Я в это время был в Чернянке, только пришёл с работы после ночной смены. Хотя для меня звонок не был неожиданностью: медики говорили, что есть вероятность преждевременных родов.

В первый раз я увидел сына в реанимации, на второй день после его рождения. Мы собрались вместе с другими отцами, надели одноразовую одежду «каспер» и маски, после чего нас развели по реанимации. Я увидел три бокса с малышами, в одном из которых лежал Коля. Я был сразу и рад, и шокирован. Это чувство сложно передать словами. Сынок был величиной немногим больше ладони. Потом жена пролежала в больнице больше двух месяцев, а я приезжал к ней каждые выходные».

Виталия Чеботок с сыном Тимофеем:

«Было страшно. Я молилась». Мамы – о первых днях жизни детей, родившихся раньше срокаФото Анны Бессоновой

«Сын родился в 26 недель, 23 июня, хотя должен был 23 сентября. У меня три дня продолжалась истерика. Родители меня поддерживали, а у супруга тоже были приступы паники.

Он долго лежал в реанимации, потом была ещё операция на глазках. Благо условия были хорошими, как и отношение. Каждый подходил и поддерживал нас, так что мы справились».

Ольга Масалитина с сыном Егором:

«Было страшно. Я молилась». Мамы – о первых днях жизни детей, родившихся раньше срокаФото Анны Бессоновой

«Я попала в перинатальный центр 30 ноября 2016 года, в 28 лет. Меня положили на сохранение с первой беременностью. Я пролежала три часа, потом отошли воды. Я зашла в лифт да там и родила – за 10 минут. Сынок весил 990 г, ростом был всего 37 см. Первой моей реакцией на эту крошку размером с ладошку стали слёзы.

Всё шло непросто, и мы пролежали в больнице больше трёх месяцев. Из реанимации нас перевели в патологию новорождённых, но потом у нас ущемилась грыжа, и мы опять переместились в реанимацию. Я очень признательна врачам реанимации и патологии новорождённых: именно благодаря им мы живём. Мне кажется, что у всех недоношенных деток есть сложности, но мы справляемся. Помогают все, и совсем скоро Егору исполнится 2 года».

Ольга Кобякова с сыном Мишей:

«Было страшно. Я молилась». Мамы – о первых днях жизни детей, родившихся раньше срокаФото Анны Бессоновой

«Сын появился на свет 30 июня 2017 года на 30-й неделе. Началось всё с кровотечения. Вызвала скорую помощь и легла на сохранение. Только не получилось сохраниться, всё равно родила.

В итоге мы путешествовали по этажам перинатального центра: с первого, где лежала на сохранении, попала на третий – рожать, потом на четвёртом ребёнок был в реанимации. В одной палате мы оказались через десять дней.

Самый трудный момент для меня был, когда я в первый раз увидела сына. Это произошло на второй день его рождения. Первые сутки я ничего не знала о нём. Дело в том, что первого ребёнка я родила в срок, весом 3,1 кг, а Миша весил всего 1,7 кг. Контраст был налицо. Я не плакала, но в шоке вышла из палаты не в ту дверь. А моя мама вначале бегала из комнаты в комнату со словами «что делать?», а потом успокоилась и сказала: «Воспитаем!» Вот и воспитываем».

Источник

Предыдущая новость

В Первоуральске два молодых человека почти украли забор Суд арестовал подозреваемого в убийстве семьи валуйского предпринимателя «Зеленые береты» приглашают отметить 100-летие погранвойск Конструкции возле ИКЦ оказались инновационными горками В Белгороде парень украл бесхозную сумочку с 230 тысячами рублей

Лента публикаций