«У меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так»

14.11.2017 15:42 0

«У меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так»


От времен Строгановых до наших дней

В современном Билимбае находится целый комплекс из руин — они остались от первого завода династии Строгановых. Чугуноплавильный завод был построен в 1733 году, выдал первые результаты в 1734-ом — именно этот год официально считается датой основания поселка Билимбай.

В 2008 году компания «Экрос» в судебном порядке зарегистрировала переход права собственности к ООО «Экрос» нескольких зданий, по документам введенных в эксплуатацию с 1917 по 1934 годы. В числе строение — бывший швейный и столярный цеха и другие.

Когда дело рассматривали в Арбитражном суде, никто из третьих лиц не заявлял о наличии обременений.

Вплоть до революции 1917 года Билимбаевский завод принадлежал Строгановым; чугун на предприятии производили до 1973 года.

В 1991 году территория бывшего завода была взята в аренду Билимбаевским заводом строительных конструкций и деталей, в 1995-ом ее приобрело в аренду ООО «Экрос» (об этом сообщила директор компании Елена Никулина — ред.).

С 1995 года по настоящее время, 22 года, компания «Экрос» ведет свою деятельность на территории, постройки на которой, по некоторым данным, относятся к объектам культурного наследия регионального и областного значения.

В августе 2017 года прокуратура Первоуральска направила иск в городской суд — прокурор потребовал изъять у ООО «Экрос» комплекс исторических зданий.

Не культурные объекты

На первом заседании по делу, инициированному первоуральским прокурором, представитель обвинения, старший помощник прокурора Андрей Елисеев настаивал на том, что у ООО «Экрос» необходимо изъять объекты культурного наследия. Ответчик же, не согласный с требованиями прокуратуры, планировал провести собственную экспертизу, чтобы выяснить, действительно ли «останки» зданий представляют историческую ценность.

«У меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так»

Андрей Елисеев предоставил фотографии: во время проведения проверки и с визита на прошлой неделе. Часть доменного цеха на новом фото отсутствует — снесена. Фото Анны Неволиной

Второе заседание началось с ходатайств от сторон. Истец — представитель обвинения — ни о чем не просил, тогда как у ответчика, директората «Экрос», для суда была заготовлена информация.

«У меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так»

Надежда Киреева (слева) и Елена Никулина. Фото Анны Неволиной

— У нас есть ходатайство о приостановлении производства по делу в связи с тем, что мы обратились в Арбитражный суд Свердловской области с исковым заявлением о признании права собственности на здание обувного цеха с пристроями от 1917 года ввода в эксплуатацию, гаража с пристроями 1918 года, на здание швейного цеха с пристроями 1918 года, — сказала представитель ответчика Надежда Киреева. — Все дело в том, что мы неоднократно обращались в Управление государственной охраны культурного наследия, утверждая, что эти здания не являются теми объектами культурного наследия, которые были сделаны в 1733 году. У нас в собственности объекты 1917-1918 годов, повторюсь, они не являются объектами культурного наследия. У нас есть право собственности на эти постройки, но ни истец, ни третьи лица не признают наше право на эти здания. Но ведь решение арбитража никто не отменил.

Пока суд идет — памятники сносят

У обвинения, однако, были возражения.

— Я считаю, что ходатайство является необоснованным и не подлежит удовлетворению. Прокурором никогда не оспаривалось право собственности на указанные ответчиком объекты. Именно как у собственника они и подлежат изъятию — это и указано в исковом заявлении прокурора. Считаю, что данное заявление подано с единственной целью — затянуть рассмотрение дела. Ранее сторона ответчика заявляла о временной необходимости подготовки вопросов для проведения экспертизы, прошло одно заседание, вопросов мы так и не увидели — рассмотрение затягивается. В настоящее время нам предоставляется заявление, поданное в Арбитражный суд, поданное не вчера и не ранее — именно сегодня.

«У меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так»

Заседание суда. Фото Анны Неволиной

Кроме того, до сегодняшнего рассмотрения дела в прокуратуру Первоуральска поступила информация, что ответчик принимает меры к разрушению памятников культуры и их самовольному сносу. Считаю, что ответчик пытается выиграть время, и к концу рассмотрения у нас просто не останется уже объектов культурного наследия. Я категорически возражаю. Независимо от того, какую позицию займет суд, я прошу принять исключительные меры в виде полного запрета ООО «Экрос» совершать действия, в частности, производить снос/демонтаж конструкций строений и элементов объектов недвижимости, образующих комплекс сооружений Билимбаевского завода, — сказал Андрей Елисеев.

«Если бы памятники были — они бы числились не у нас»

— Нет сегодня того комплекса зданий-объектов культурного наследия «Билимбаевский завод», которое было в 1974 году поставлено на охрану! У Росимущества его нет. Если бы такие объекты были — они бы числились у Росимущества, и у Федерального агентства по имуществу, но никак не у ООО «Экрос». И приватизировать объекты наследия в 1991 году БЗСКИД не мог бы, а ведь уже тогда действовал закон об охране объектов культурного наследия, — выступила Надежда Киреева.

«У меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так»

Семантическая библиотека относит здания к объектам регионального и федерального значения.

Директор ООО «Экрос» Елена Никулина также отметила, что ни одного документа от третьих лиц о признании остатков завода объектами культурного наследия им предоставлено не было.

— Все данные, которыми оперирует сторона обвинения — библиографические справки, справки от экспертов. Документов нет. Я ведь тоже могу написать, что у меня там Кремль. Информационная справка — у меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так.

«У меня там Кремль московский. И пусть прокурор доказывает, что это не так»

Фото Анны Неволиной

На вопрос обвинения об экспертизе, которую планировала провести компания «Экрос», Надежда Киреева ответила, что стоимость независимой проверки — более миллиона рублей, таких денег у компании нет.

— Чтобы сделать экспертизу, нужно отправить паспорт объекта и сравнить с теми документами, что у нас есть. У нас нет паспортов о том, что это — объекты культурного наследия, еще и поэтому экспертизу мы заказать не можем.

Ходатайство ответчика о приостановлении производства по делу суд оставил без удовлетворения.

Кроме того, суд удовлетворил определение стороны обвинения — ООО «Экрос» теперь не имеет права совершать какие-либо манипуляции со строениями и частями зданий, оставшихся от Билимбаевского завода Строгановых.

В рассмотрении дела объявлен перерыв до 30 ноября.

А где же третьи лица?

В рассмотрении дела заявлены третьи лица — администрации ГО Первоуральск, Управление Росреестра по Свердловской области, МУГИСО СО, Управление государственной охраны объектов культурного наследия. На суде присутствовали только ответчик и истец. Росреестр, Управление госохраны и МУГИСО прислали письма в суд с объяснениями по делу. Суд вынес решение о рассмотрении дела без личного пристутствия представителей.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Следователи проверяют обстоятельства смерти мальчика в белгородской больнице В Белгороде на Харьковской горе открыли новую школу Белгородская область – на 30-м месте в России по количеству кредитов у населения Есть проблема? Запишись Как получить льготное лекарство

Лента публикаций