Они не свежие, они живые. Что покупают и продают белгородцы

05.07.2018 11:40 0

Они не свежие, они живые. Что покупают и продают белгородцы

Рога без копыт

Спрос на сайгачьи рога упал, хотя года два назад объявлениями об их покупке был заклеен весь Белгород. Да и в принципе не густо у нас с таким товаром. Сайгаки‑то в Белгородской области не водятся, и вообще, эта антилопа занесена в Красную книгу, значит, за её истребление можно и по рогам получить. Возможно, восточная медицина уже запаслась впрок материалом – говорят, именно для этого закупщики рыскали по всей стране. Так или иначе, сейчас найти такие объявления на белгородских интернет-барахолках не удалось.

Но если вы решите украсить интерьер или автомобиль необычным способом, ну или сделать подарок мужу – можно приобрести рога косули, барана или оленя. От их красоты, уверяют продавцы, «взгляд и руки невозможно оторвать», стоимость – примерно от 500 рублей до 3 тыс.

Мамонты у нас тоже не водятся, но всё же, если у вас где‑то на антресолях завалялся бивень этого млекопитающего, то в Сети есть все шансы довольно выгодно его продать – правда, придётся отправлять бандеролью за пределы региона.

Заплетайте, девки, косы

Не получилось с мамонтом – пробуем предложить волосы. Спрос на них по‑прежнему есть, хотя и не на каждую косу:

— Мы принимаем волосы длиной от 45 см и больше, – объясняют мне по указанному в объявлении телефону. – При самом плохом состоянии волос стоимость от 1,5 тыс. рублей за 100 г. При идеальном дороже. Имеет значение степень окрашенности, структура и так далее.

— Всегда было интересно узнать: а куда эти волосы потом идут?

— Волосы собираются по всей России, затем отправляются на фабрику. Там проходят термообработку кислотой, окрашиваются. Потом используются для заколок, для наращивания.

Шикарными косами не наградил меня создатель, а вот старый автомобильный аккумулятор (АКБ) в гараже пылится.

Они не свежие, они живые. Что покупают и продают белгородцыФото shutterstock.com

Снова звоню по объявлению:

— Ампераж какой у вас? – интересуется по ту сторону телефона скупщик.

— Вроде 55, – отвечаю. – А ёмкость имеет значение?

— Конечно, чем выше ёмкость, тем он тяжелее. Вы можете до рубля узнать, сколько я дам денег за ваш аккумулятор. Весы какие‑нибудь есть дома? Взвесьте, вычтите из веса 12 % на кислоту, если он у вас залитый, и умножьте на 60 рублей за кило.

АКБ ценятся за свинец (в каждом не один килограмм), их собирают по всей стране и отправляют на вторичную переработку.

Не лишняя сотня

За алюминий и медь ценят платы всевозможной электроники. Кажется, где‑то у меня валяются без дела старый советский радиоприёмник и крякнувший ноутбук. Набираю номер скупщика плат:

— Старый радиоприёмник, его ещё дедушка слушал, можно вам продать?

— Типа радиолы? Много денег не получится. На переработку идут одни платы: с них сдувается олово, медь, вся металлическая составляющая. Это дорогостоящий металл. Может, за приёмник 100 рублей или чуть больше выйдет. Если они вам не лишние, приедем, заберём.

— А телевизор «Рубин» и ноутбук не возьмёте в довесок?

— Тоже цена небольшая будет. Современный дутый телевизор вообще стоит 25 рублей, потому что в нём две крохотные платы и всё. В ноуте тоже выгадывать нечего: там копеечная плата. Если в советской хоть что‑то – медная катушка, медные и алюминиевые радиаторы есть, за которые можно заплатить, то в современной технике ничего этого нет.

В другой скупке мой старенький «Рубин» готовы были принять за 500 рублей, но лишь при условии, что он в рабочем состоянии, чтоб хоть на даче не жаль было оставить:

«Они сейчас уже никому не нужны», – обрушил мои надежды на обогащение скупщик.

Места знать надо!

Что ж, как говорится, не жили богато – не будем начинать. Однако денег, вырученных от продажи аккумулятора, старого работающего телевизора и неработающего радиоприёмника, достаточно, чтобы, например, купить 1–1,5 кг раков. Сварить их, посыпать укропчиком… Членистоногих предлагают Интернет, уличная реклама на колёсах, таблички на автотрассах. Откуда столько раков?

Они не свежие, они живые. Что покупают и продают белгородцыФото pixabay.com

«Ловлю в местных водоёмах, – отвечает по телефону Дмитрий. – В каких – не скажу, места знать надо! Килограмм – от 350 до 1 000 рублей, зависит от размера. Разбирают довольно быстро, если надумаете, звоните в первой половине дня».

По другому номеру предлагают раков из курской речки Сейм:

— У нас точка в городе, приезжайте, посмотрите, – следующий продавец готов продать кило речного деликатеса за 800 рублей. – Вам понравятся: хорошие, шустрые. Только осторожней с ними: они сейчас злые.

— Голодные, может?

— Нет, в нерест они всегда озлобленные.

— Свежие они у вас?

— Они не свежие, они живые. В холодильной камере хранятся, но не залёживаются.

Поистине, Интернет как восточный базар. Чего тут только нет! Бродить здесь можно бесконечно долго. Но лучше всё‑таки хоть иногда выбираться в реальный мир. Половить нерестящихся раков, например. Если места знаете.

Источник

Предыдущая новость

Решение по новому футбольному клубу примут в ближайшее время Первоуральцев приглашают в Центр здоровья Денежная ферма: откуда растут криптовалюты Лебединский ГОК выпустил 700-миллионную тонну железорудного концентрата* Здесь вам не Россия. Как в Германии работают с футбольными болельщиками

Лента публикаций