Пельмени, костюм красноармейца и Колотун-Бабай

28.12.2017 15:21 0

Пельмени, костюм красноармейца и Колотун-Бабай

Новый год — самый долгожданный праздник. Потому что можно засыпать весь дом еловыми иголками, не переживая за беспорядок, обвесить все кругом разноцветными гирляндами и мишурой, не думая, что превращаешь квартиру в вертеп, объедаться без зазрения совести мандаринами и сладостями. Однако весь этот праздничный «беспредел» больше всего радует детей. Поэтому мы попросили известных первоуральцев поделиться детскими новогодними воспоминаниями.

Двойной праздник

Марина Быкова, психотерапевт:

Пельмени, костюм красноармейца и Колотун-Бабай

Фото предоставлено Мариной Быковой

— Новый год — это очень важный праздник. Годовщина свадьбы родителей приходится на 31 декабря, и для нашей семьи — это не просто Новый год, а два праздника в одном. Когда мы были маленькими, всегда собирались гости. Было принято лепить пельмени, много пельменей. Мы выкладывали их на подносы и выносили на балкон. В течение всех праздников варили их, ели и смотрели телевизор. Папа всегда приносил елочку из леса. Мы ее все вместе устанавливали и украшали. Потом мы как-то сами дошли до мысли, что живые елки рубить жалко, да еще и хвоя сыплется, и купили искусственную елку.

В Деда Мороза верить не получилось. Моя мама была музыкальным работником, поэтому привлекала меня с сестрой на елки — я видела все изнутри. На утренниках я была лисичкой, Снегурочкой, как-то мы с сестрой играли Тика и Така. Когда я подросла, мама стала привлекать и моего молодого человека к этим елкам. Он был Дедом Морозом, я — Снегурочкой.

Я всегда знала, что главный Дед Мороз — это родители. Папа у меня крупный, бородатый, с заливистым смехом — так что у меня был персональный Дед Мороз. Ритуал дарения подарков сохранялся: их клали под елочку, но всегда спрашивали, что именно положить.

В детстве я хотела куклу-невесту. А тогда с куклами был дефицит. Родители купили мне ее на Новый год и посадили ко мне в комнату. Я утром просыпаюсь, а у меня сидит эта красивущая кукла, с черными волосами и зелеными глазами. Она долго-долго у меня жила. Это было счастье.

Для меня Новый год — это всегда семейное тепло. За 37 лет ни разу не отмечала этот праздник вне дома. Даже в молодости встречала Новый год с родными, а потом уходила к друзьям. Все новогодние детские воспоминания связаны с семьей, счастьем, радостью, добром.

Шоколадные зайцы и аромат мандаринов

Ольга Вертлюгова, главный редактор газеты «Городские вести»:

Пельмени, костюм красноармейца и Колотун-Бабай

Фото предоставлено Ольгой Вертлюговой

— Новый год для меня — самый главный праздник. Подготовка к нему начиналась заранее. Самое первое — распределение ролей в детском саду. Я всегда была Снежинкой. У меня было волшебное оранжевое самосшитое платье. Насколько я помню, оно было атласным — блестящим и гладким. Каждый год мама все это дело расшивала блестками. В день утренника я просыпалась, а расшитое платье лежало на подушке.

Деда Мороза мне приглашали только один раз. И я бы не сказала, что он невероятное впечатление на меня произвел. Я больше испугалась. Мужик был сильно огромный с низким-низким басом. Дед Мороз, который нас каждый год встречал на елке в ДК ПНТЗ, куда я ходила по выданным на работе у мамы и папы пригласительным, был мне ближе, роднее, сказочнее. Не исключаю, что Дед, который приходил ко мне, был просто дяденька с завода, который по разнарядке ходил по всем детям цеха. Но, тем не менее, песенку я пела, стихи рассказывала, подарок получала.

Главные символы Нового года для меня — мандарины и шоколадные зайцы. В моем детстве этого было у нас в городе просто не достать. Каждый Новый год кто-то из родителей брал неделю отпуска и уезжал в Москву. Оттуда привозилась огромная сумка мандаринов и зайцы. Мандарины выдавались потом по одной штучке, тянулись как можно дольше, и казались чем-то волшебным, чем-то не из нашей жизни. Это были самые вкусные и ароматные мандарины. Зайцев мы на Новый год съедали, очень аккуратно снимая обертку. В нее мы заворачивали зайца, сделанного из пластилина, и ставили в книжный шкаф, где он стоял до следующего года. Очевидно, я им играла, потому что рано или поздно пластилин вылезал наружу, приходилось прорехи бесконечно затягивать фольгой, чтобы достоял до следующего года.

Елку наряжали заранее всей семьей. Кроме елки украшали и квартиру. Дождик на потолок вешали, на каждую дождинку наматывали ваточку, мочили ее и кидали на потолок, если ваточка отваливалась, ее просто мочили еще один раз и приклеивали снова. Снежинки на окна мы клеили тоже при помощи простой воды. Кстати, окно украшалось обязательно. Иногда даже дозволялось рисовать красками на стекле. Но чаще всего просто снежинки клеили.

С блюдами все традиционно. Как правило, на Новый год мама с вечера пекла «Муравейник», с поджаренными грецкими орехами, маком, не с печеньем, а из настоящего теста. Это — еще один символ праздника. Сейчас торт пеку я. Еще одна кулинарная традиция — стряпать пельмени всей семьей, даже бабушка с дедушкой приходили, тетушки. Тесто покупали только в кулинарии на площади. Меня отправляли купить килограмма два или три теста, оно там было в огромных алюминиевых чанах. Очередь за ним стояла. Потом обратно идешь, половину теста слопаешь. Фарш обязательно вручную накручивался из говядины, свинины и лука. Лепили большой-большой поддон, замораживали пельмени на балконе, а потом складывали в мешки.

1 января у моей тети день рождения, поэтому в этот день мы всегда ходили к ней в гости. Там вся семья собиралась: бабушка и дедушка приходили, тетушки с семьями, из других городов приезжали. Меня, как и других детей, наряжали. У меня было два зачудительных костюма: сначала — Чебурашки, такая шапка с огромными ушами и слюнявчик, а потом — Красноармейца. В этом костюме я достаточно долго щеголяла. Надевание этих костюмов было настоящим ритуалом. Костюмы надевались раз в год и очень береглись.

Без снега, но с Колотун-Бабаем

Ольга Ерыкалова, хореограф:

Пельмени, костюм красноармейца и Колотун-Бабай

Фото предоставлено Ольгой Ерыкаловой

— В детстве я жила в Узбекистане. Снег там выпадал очень редко. А если выпадал, то быстро таял. Как-то, когда я училась в школе, выпал снег, мы выбежали скорее на улицу играть в снежки. Я наклонилась, чтобы увернуться от летящего в меня снежка и ударилась об угол дома. Шрам до сих пор видно. Морщин нет, а шрам есть.

Как правило, под Новый год ходили в босоножках. Сверху плащик накинешь — и пошла.

Несмотря на то, что снега не было, в городе ставилась елка. Ее собирали из нескольких и ставили на одной из площадей. Она высыхала, иглы сбивал ветер, оставались одни сухие ветки. Смешная такая елка.

Дома тоже ставили живую елку. Откуда их привозили в Узбекистан, не знаю. Елочки были худенькие, непушистые.

На новогодних утренниках мы все были в костюмах. Это было обязательно. Делали их кто из чего мог. Я была Снежинкой. А как-то играла Лису. До сих помню стишок, который рассказывала:

Принесла в подарок я

Вам большого карася.

На всю жизнь почему-то запомнился.

Однажды я пошла к маме на работу, чтобы встретить Новый год. До работы было километров 15, а я еще в садик ходила.

Верила или нет я в Деда Мороза, не помню. Папа всегда дарил подарки, по поводу и без. Подарки всегда были большие — килограмма по два. В том числе в них были мандарины.

А Деда Мороза в Узбекистане называют Колотун-Бабай.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Белгородские власти хотят бороться с незаконной бронью парковок Не платите за то, без чего обойдетесь Счастье Дуремара. Почему не стоит бояться укуса пиявки Книги из школьной программы нужно читать взрослыми От А до Я. Всё ли мы знаем о словарях

Лента публикаций