Уголовные дела — такие же разные, как люди

07.04.2018 17:00 0

Уголовные дела — такие же разные, как люди

До 2011 года сотрудники следственных отделов отмечали профессиональный праздник 6 апреля. Однако после переименования милиции в полицию День следственных органов перенесли на 25 июля. Но по-прежнему многие сотрудники этой структуры продолжают праздновать его весной. Накануне торжества мы пообщались со старшим следователем следственного отдела МВД России по городу Первоуральску, майором юстиции Людмилой Крюковой и расспросили ее о службе.

И не мечтала

Людмила Крюкова о службе в полиции никогда не думала и о погонах не мечтала. После окончания школы она избрала вполне гражданскую специальность — инженер квазиэлектронных станций (это те, которые раньше работали на телефонных станциях). Окончив Свердловский электротехникум связи, она год проработала по специальности в Каменске-Уральском, куда ее направили по распределению.

После вернулась в Первоуральск, где устроилась работать оператором вневедомственной охраны. В ее задачи входило следить за сработками сигнализаций на охраняемых объектах и отправлять туда оперативную группу.

Людмила Викторовна говорит, что такая работа была ей не слишком по душе. Поэтому она, хоть и несколько опасаясь, но все-таки согласилась перейти на работу в милицию. Тогда, в 1993 году, из-за роста преступности ведомство расширяло штат и ему так требовались люди с техническим образованием.

Фото Анны Неволиной

Свою милицейскую карьеру Людмила Крюкова начала в ставшем родным Билимбае в должности младшего следователя, под чутким руководством наставника — старшего следователя Сергея Санникова.

Уголовные дела — такие же разные, как люди
Фото Анны Неволиной

Все получится

— Поначалу у меня были сомнения, справлюсь ли я, — вспоминает Людмила Крюкова, — но мой наставник Сергей Юрьевич уверял, что у меня все получится. Но было все-таки непросто, ведь поменять техническую работу на работу с людьми, где порой решается человеческая судьба — это большая ответственность.

Уголовные дела — такие же разные, как люди
Фото Анны Неволиной

Но Людмила Викторовна решила все-таки попробовать свои силы.

— Позже, поработав некоторое время, я поняла, что следствие — это мое, — рассказывает Людмила Крюкова. — Я убедилась, что у меня получается. У меня интересная, но достаточно сложная работа. Мне нравится быть в гуще событий, приходить на помощь людям. И это — определенный азарт: когда находишься на дежурстве, в любой момент отправляют на место происшествия, а это всегда непредсказуемо. С людьми общаться интересно.

Уголовные дела — такие же разные, как люди
Фото Анны Неволиной

Так, начав работу младшим следователем, спустя несколько лет Людмила Викторовна получила офицерское звание. Уже во время службы закончила институт, получив высшее юридическое образование. Сейчас она носит погоны майора и занимает должность старшего следователя.

Преступление или нет?

Следователь — главный человек в следственно-оперативной группе, которая и выезжает на место преступления. Кроме него в группу входят участковый, оперативник уголовного розыска, эксперт-криминалист, полицейский-кинолог и, в зависимости от ситуации, сотрудники других подразделений.

Следователь дает указания, кому и что делать, он отвечает за сохранность места происшествия и изъятие улик, которые после станут доказательствами, опрашивает очевидцев произошедшего.

Этот же человек анализирует все, что он увидел и узнал на выезде, дает правовую оценку произошедшему. Бывают случаи, когда злоумышленники имитируют преступление.

Уголовные дела — такие же разные, как люди
Фото Анны Неволиной

— Например, человек делает вид, что его автомобиль угнали, потому что накануне он ездил за рулем в состоянии опьянения, да еще и серьезно нарушил ПДД. Для того, чтобы уйти от ответственности, он заявляет об угоне — говорит Людмила Крюкова.

Если преступление имеет место, следователь возбуждает уголовное дело, попутно определяя значительность нанесенного ущерба, потому как если ущерб незначителен (это зависит от уровня доходов пострадавшего), дело будет расследовать дознаватель, а не следователь.

— Дела — такие же разные, как сами люди, — заключает Людмила Викторовна, — бывают интересные дела, бывают — не очень. Одни запоминаются, другие быстро забываются.

А еще на следователе — масса бумаг: протоколы, протоколы и еще немного протоколов.

Специфика времени

Людмила Крюкова говорит, что за время ее службы в следствии специфика работы несколько поменялась. Если в 90-е годы с людей срывали шапки, которые некоторые особо опасливые граждане привязывали к голове резинками, рискуя лишиться не только шапки, но и головы, снимали в темных переулках золотые украшения, то сейчас очень многие преступления стали «техническими». Это и кражи сотовых телефонов, когда на улице незнакомцы просят воспользоваться аппаратом и скрываются с ним в неизвестном направлении, и различные телефонные мошенничества.

Но и следственный отдел стал гораздо более оснащенным в техническом плане — компьютеры, телефоны, копировальные аппараты.

— Когда я пришла в милицию, в кабинете был один телефон, копировальной техники не было вообще. Поэтому приходилось все документы копировать от руки, про компьютеры и интернет речи даже не шло, — смеется Крюкова.

Уголовные дела — такие же разные, как люди
Фото Анны Неволиной

Помимо «телефонных» преступлений, в лидерах держатся преступления алкогольные — ради алкоголя и под воздействием алкоголя.

— У нас немного другие взгляды на праздники, — с грустью констатирует Людмила Крюкова, — мы знаем — если праздники, значит, люди будут бурно отдыхать. А потом — кто-то кого-то не понял, кто-то недостаточно купил выпивки. В итоге — тяжкие преступления, чаще всего — поножовщина. Достаточно много случаев, когда отношения при помощи ножа выясняют не только собутыльники, но и супруги.

Сохраняя человечность

Несмотря на многие годы работы в следственных органах, Людмила Крюкова в людях не разочаровалась.

— Независимо от того, пострадавший перед тобой, подозреваемый или закоренелый преступник — он все равно в первую очередь человек, — говорит она, — пострадавшего надо терпеливо выслушать, одновременно собрав максимум полезной для следствия информации. С подозреваемыми и преступниками надо быть корректной. Во время допросов мы узнаем не только подробности совершенного преступления, но и всю биографию человека. Поэтому очень часто становится понятно, почему он совершил тот или иной проступок. Ко всем людям надо относиться с пониманием, кому-то просто не повезло с жизненными обстоятельствами. Вот, например, дело у меня было: молодой человек, подозреваемый по разбойному нападению, когда-то отслужил в ВДВ, и все было в целом хорошо. Потом в жизни что-то надломилось, девушка бросила, со здоровьем проблемы начались, надо было поберечься после операции, а он спас тонущую сестру. После этого у него ухудшилось зрение, и все пошло под откос. В результате молодой человек начал злоупотреблять алкоголем и постепенно встал на преступный путь. Когда узнаешь такие подробности о жизни подозреваемых, понимаешь, что это — не отморозки.

И равнодушной стать так и не получилось.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

ЦИК считает: после обработки 99% бюллетеней лидирует Владимир Путин Рождаемость в Старооскольском округе снизилась на 12 % Думали, отбоя не будет. Белгородцев протестировали на спонтанное проявление доброты С начала года 26 тысячам белгородцев запретили выезд за границу Фестиваль болельщиков Sensation Football в Первоуральске переносится на 30 июня

Лента публикаций