Не шёлковый путь. Почему жажда странствий сильнее неприятностей

26.06.2018 20:01 0

Не шёлковый путь. Почему жажда странствий сильнее неприятностей

Пешком по Земле

«Я путешествовала из Китая в Европу по Земле: пешком, автостопом, поездами, автобусами, лошадьми, любыми трамвайчиками, тракторчиками. За то путешествие мы посетили где‑то 20 стран. И, если идти не через Россию, Индия неизбежна. Да и незачем было её избегать: эту страну хочется хоть раз в жизни посетить.

В Индии, если считать с Непалом, я пробыла четыре-пять месяцев. Мы заходили на границе с Мьянмой, пересекали страну до самого Дели (с заходом в Непал) и спускались вниз до южных штатов, до Гоа. Покинуть Индию по земле можно через Пакистан, но границу с ним в тот момент закрыли из‑за теракта. Поэтому пришлось вылетать из Мумбаи: виза заканчивалась, а путей отступления не оставалось.

Когда говоришь об Индии, представляешь монаха с дредами, медитирующего сутками напролёт на берегу Ганга, в тенях пальм. На самом деле Ганг – это одна большая помойка, монахи просто сидят и просят денег за фотографии с ними, а медитируют только иностранцы. Индия красива на картинках, она волшебная и фантастическая, но, когда ты приезжаешь туда, первое, что видишь, – грязь. Бедные священные коровы жуют на улицах пакетики и страдают диареей. И потом, когда выпадают сезонные муссоны, вся эта диарея плавает вместе с мусором по улицам. Это было самым большим впечатлением и разочарованием».

Душ в монастыре

«В Китае я заинтересовалась буддизмом, начала раскапывать, что это, зачем. В Таиланде возникло желание найти монастырь помедитировать. Нашла его в Мьянме – это очень буддистская страна, половина населения – монахи. Монастыри там, наверное, богаче, чем государство, поэтому они принимают людей без всяких денежных вложений. Минимальный срок, на который можно остаться в монастыре, – десять дней. Там общежитие, в котором раздельно живут не только мальчики и девочки, но и иностранцы и бирманцы. Тебе выдают комнату с душем, как в санатории. И рядом медитационный центр. Ты должен медитировать 12 часов в день, но по факту – когда хочешь.

Твоя жизнь – это вдох, вы-ы-ыдох, вдох, вы-ы-ыдох. Если тебя что‑то отвлекает, надо говорить про себя: «слышу, слышу», потом «вдох, выдох», потом «о, вижу, вижу», «думаю, думаю». Как будто ты дурак, с первого раза не понял, что думаешь, слышишь! Цель буддизма – исчезнуть из существования. Просветление – это небытие. И когда ты до этого докапываешься, то начинаешь сомневаться, а надо ли исчезать. Это интересно попробовать (всем советую), но как философия жизни – не моё. В Индии я уже этим не интересовалась, только пару раз занималась йогой с иностранцами.

В путешествии мы много жили на улице: страны южные, можно спать где хочется, и тебя никто не тронет. Но не в Индии – там опасно. Во многих регионах легализована марихуана, её курят, пьют, с ней готовят еду. Ты видишь кучу безумных глаз и не представляешь, как эти люди себя поведут. Для них белые – это кошелёк на ножках, а 100 рублей – тоже деньги, поэтому ночевали мы всегда в гостиницах, но в дешёвых, где ночь стоит 200 рублей и ты живёшь с мышами в одной комнате.

Перемещаться по Индии мы научились бесплатно – на поездах. У них есть второй класс с самыми дешёвыми билетами, но там никогда нет контролёра – может ехать целый вагон индусов, по 20 человек на одно место. Спишь на полке для багажа из узких планок с зазорами, в которые постоянно проваливаешься.

В Индии можно бесплатно ходить есть к сикхам, последователям религии сикхизма. По воскресеньям кормят во всех их храмах, а в гурдварах – больших сикхских центрах – каждый день».

  • Екатерина в сикхской гурдваре готовит чапати – хлеб наподобие лаваша

  • Варанаси. Священная корова и грязь

Река из тел

«Для меня было вызовом есть руками. Горячий рис заливают горячей бобовой подливкой и заставляют это съесть за две минуты. Индусы загребают рис руками и засовывают сразу в рот, съедают одну порцию и принимаются за вторую. Пока я жду, чтобы всё остыло, они третью наворачивают. Им меня всегда было очень жалко, потому что руками, палочками или вилкой я ела очень медленно. Они всегда предлагали мне ложку.

Тадж-Махал впечатлил, но на десять секунд. Это действительно красиво, одно из приятных мест. Ты заходишь, платишь большие деньги (это стоит дорого для иностранцев), говоришь вау! и видишь то, что видел миллион раз на картинках. И всё – погулять по саду занимает ровно десять минут. Штат Раджастхан мне понравился больше, там много дворцов, крепостей, он лучше сохранился. В Индии красивы Мумбаи, Джайпур, Агра. Но многое построили не коренные индусы – либо монголы, которые их завоевали в XII веке, либо британцы, которые их колонизировали. От самой Индии остался Варанаси – священный город, где лучше всего умирать, чтобы переродиться в следующей жизни в более успешном воплощении.

Варанаси – большой крематорий. Ты видишь, как в гхатах (места кремации) 24 часа в сутки горят человеческие тела и по Гангу плывут куски человеческого мяса, а люди пьют из этой реки и моются в ней: это Индия. У меня на многое хватило духа, но искупаться в Ганге я не смогла. Стало плохо от мысли, что вокруг меня плавают трупы (есть категории людей, которых жечь нельзя, – к ним привязывают камни и пускают на дно)».

Стихийные бедствия и болезни

«Я сидела на кровати и понимала, что стены трясутся. Это было недалеко от границы с Мьянмой. Мой попутчик вылетел из ванной с криком «Землетрясение!». Мы выбежали на улицу – и всё закончилось. Пять минут. Что я почувствовала от первого землетрясения в жизни? Ничего! Я даже не поняла. Понадобилось, чтобы мне сказали, что это землетрясение. В той части страны это обычное дело.

В Непале я застала наводнение. Мы шли к Лумбини, месту рождения Будды, хотели там попасть в монастырь «помедитировать» (просто отдохнуть). В один момент перед тобой появляется большая лужа. Лужа расширяется, расширяется, расширяется – ты идёшь уже по колено в воде. Смотришь, дома плывут рядом. Это тоже «нормально»: каждые полгода хаты просто смывает, они строят новые. Река вышла из берегов, машины остановились. Мы ботинки промочили.

От всех тропических инфекций не существует вакцин. По крайней мере в России. Поэтому всем путешествующим советую запастись убойным средством от диареи, пить много колы (она, как оказалось, хорошо крепит) и иметь при себе антибиотики широкого спектра. Я подцепила кишечную инфекцию неизвестного происхождения: ты не знаешь, что с тобой, тебя просто полощет, что бы ты ни съел. Как быть? Пить антибиотики и молиться одному из 33 тыс. богов.

В Индии с больницами плохо, даже сами индусы говорят: «Хочешь вылечиться – езжай домой или в Мумбаи». Я возвращалась домой, надо было срочно изменить климат и питание: сделать паузу, скушать родного творожка, закинуться колбасой в качестве лекарства. Потом я взяла билеты и вернулась обратно.

Все неудобства, приключения и злоключения временны. Ты понимаешь, что как бы тяжело ни было, путешествие – это опыт, который нигде больше не получишь. Даже если тебе не нравится место, страна, люди – это надо испытать. Не всем и не всегда выпадает шанс отдохнуть где‑то даже пару недель, а тем более отправиться в такую даль и понять, насколько разный наш мир. И как в то же время похожи люди».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

«Марс» и «Пассаж» не прошли пожарную проверку Погода в Первоуральске: ничего нового От тифа до заячьей губы. Чем болели и как лечились белгородцы в начале ХХ века «Слобода» завоевала Кубок Белгородской области по футболу Крадут, хранят и убегают

Лента публикаций